Вход
Профессия - тренер по гребле
04.10.2015 01:47

altЭтого седовласого человека можно часто видеть в моторной лодке на тренировках рядом с каноистами. Он что-то им объясняет, даёт советы, подсказывает. А во время соревнований его моторка сопровождает гребцов, и он всегда приходит на выручку, оказавшимся в воде неопытным спортсменам… Это заслуженный тренер Украины, мастер спорта международного класса СССР Сергей Анатольевич Глущенко.


Досье: Сергей Глущенко родился 27 мая 1957 года в Херсоне. Мастер спорта международного класса СССР по гребле на каноэ. Многократный чемпион СССР. Участник чемпионатов мира (высшее достижение 6 место). Заслуженный тренер Украины. Закончил Одесский институт пищевой промышленности и Херсонский госсударственный университет. Работает тренером по каноэ в ХВУФК. За время работы подготовил более ста мастеров спорта, 3 мастера спорта международного класса и 2 заслуженных мастера спорта.
– Я вырос в спорте. В своё время родители даже отдали меня в музыкальную школу. Года два походил и бросил баян. Меня всё время тянуло в спорт. Не последним был на уроках физкультуры. Гонял на велосипеде. У меня был «Орлёнок». Далеко ездили. Были закалёнными.
В декабре 1969 года я переступил порог спортзала “Динамо” возле Екатериновского собора. Начал тренироваться у Владимира Алексеевича Мотова, которого к сожалению, уже нет среди нас. С тех пор вся моя жизнь проходит на воде. 16 лет занимался у него. Хотел грести в байдарке. Где-то помыкался полгода. А затем Мотов уговорил несколько человек перейти в каноэ. И удачно. Мы сразу с Андреем Золотарёвым выиграли чемпионат Советского Союза по юношам. И в 1974 году нас взяли в сборную СССР. И там я задержался надолго.
– Но, наверное, успехи начались с чемпионата области?
– Нет. Тогда стать чемпионом области было очень трудно. Ведь соревновались такие будущие ассы, как олимпийский чемпион Сергей Пострехин, призер чемпионатов страны по юношам Валерий Сидоров. Я был на областном чемпионате только третьим. Тогда, если не выходило пробиться выше через чемпионат области, пытались это делать через чемпионаты спортивных обществ. В то время их было много. Вначале попадали на чемпионаты Украины, а затем уже дальше. Ведь от области на украинский чемпионат ехало всего человек семь – одиночка, двойка, может, четверка. Но в конечном итоге в финале чемпионата Украины чреди каноистов частенько было человек семь херсонцев. А сейчас один за счастье.
– В ваше время была большая конкуренция. Всегда честная?
– Бывало всякое. Особенно когда отбирались на чемпионат мира. На длинных круговых дистанциях, где не везде располагались судьи, и вёслом по голове от соперника в сутолке можно было получить. А мне, например, в лодке пробивали дырки. Гребёшь, а тут в каноэ начинает булькать вода. Кто-то сзади ткнул веслом. Ведь лодки были деревянные. Получали уроки на выживание. Поэтому своих учеников я учу быть честными. Ведь выиграл ты дома неправедно, а на международных соревнованиях это не проходит…
– Каноэ тяжёлый вид спорта?
– Однозначно. И обучение дольше. В байдарке быстро учатся держать равновесие, а в каноэ месяца два-три. Да ещё нужно уметь одним веслом делать повороты, ведь стоишь на одном колене. Нужно не перевернутся. Тяжело, но привыкаешь. Представьте, раньше приходилось во время тренировок преодолевать до 60 км. Утром –35 км, остальные 20-25 км вечером. Сейчас правда меньше – утром до 20 км, а вечером ещё десяток. Это очень тяжёлая и кропотливая работа.
– Какие соревнования более всего запомнились?
– В своё время в Москве проводился турнир рлимпийской чемпионки Юлии Рябчинской. Он был негласным чемпионатом мира. Съезжались все сильнейшие спортсмены планеты. Я выиграл дистанцию 10 км и поехал на чемпионат мира. Сейчас таких дистанций нет. Самое больше 5 км.
– Было тяжело. Не хотелось взять и бросить?
– Нет. Если бы не выгнали со сборной страны (смеётся). за шестое место на чемпионате мира, ещё бы долго гонялся. Перевели в тренеры.
– Спустя годы, можно проанализировать, почему на Херсонщине упал уровень гребли?
– Причин много. Вот первая: какое отношение у государства к спорту, такая и отдача… Но выживаем ( вздыхает). Сейчас идет массовое сокращение детско-юношеских спортивных школ. А они нужны однозначно. Это стартовая ступенька. Каждый спортсмен должен пройти все ступеньки начиная от ДЮСШ, затем училище физической культуры и до школы высшего спортивного мастерства. Тогда он и будет конкурентно способным на самом высоком уровне. Это правило. Например, у меня сейчас есть очень способный каноист Алексей Колядич. Он два года занимался в ДЮСШ у тренера Александра Яворского, который передал его мне в Херсонское высшее училище физической культуры. Теперь парень серебряный призёр чемпионата мира среди молодёжи и чемпион Европы среди юниоров. Он прошёл по всем ступенькам подготовки ДЮСШ, ХВУФК и ШВСМ. Отсюда и результат.Спортсмен, прийдя из спортивной школы в училище, уже должен иметь какой-то минимум. Пусть даже не первый разряд. А мы берём детей совсем не готовыми. С каждым годом пополнение в спорт приходит всё слабее и слабее. Приходится искать по сёлам, но и там обмельчал народ. Простой пример. Если сравнить два даже близкких ворзраста гребцов 1998-99 гг. рождения и 2000-01 гг. рождения. Старшие и рослые и руки и ноги у них большие. Наверное это результат отношения госсударства к своему будущкему. Сейчас в школах почти нет физкультуры. Нам приходится искать детей, чтобы у них хотя бы было хорошее сердце, нормально работали лёгкие, не было никакой патологии. Не говорю уже, чтобы они могли подтягиваться, отжиматься и пробежать полтора километра. Я и сейчас могу потягиваться, бегать. Так мне уже почти шестьдесят. Поэтому тренерам в училище приходится заниматься их физподготовкой, а не повышением мастерства. Мы многое теряем. Вот и получается, что из всего набора в двадцать человек, если пять оставим, это ещё хорошо.
– А те, кто остаётся, им путь открыт в большой спорт?
– Я трачу 4-5 лет чтобы научить спортсмена уверено стоять в лодке и по-настоящему грести. А ведь за это время нужно его подготовить для достижения высоких результатов. Но если довел гребца до сборной то частенько приходится с ним расставаться. Ему нужно устраивать свою жизнь. Идти в армию или учиться. Если он призер чемпионата мира, платят какую-то копейку. А если нет… Да и что это за зарплата. У меня Ольга Алёхина пять лет участвовала в чемпионатах мира. У неё зарплата была три тысячи гривень. Это без вычетов. А она с утра до вечера без выходных в рабочих командировках. Ей давали 30 гривень командировочных в сутки. И на проживание не больше 70 гривень. А во всех гостиницах оно не меньше 120 гривень. Вот и приходится добавлять со своего кармана. Или взять Алексея Колядича. Молодой перспективный каноист, призёр чемпиона мира по молодёжи. Ему 18 лет. Он пытался поступить в высшее учебное заведение, но не смог. В это время проходил чемпионате мира. Вот и стоял вопрос ехать на чемпионат мира, куда не всегда попадёшь или поступать. Сейчас никаких исключений. Раньше спускался список сборников и, если хороший спортсмен, пусть имеющий не очень высокие оценки, он учился. Всё равно брали и брали со стипендией. Как удержать его сейчас дальше?
– А город чем-то помогает?
– Пару лет назад, когда Алёхина была призёром чемпионата Европы, получила 5 тысяч гривень, а я тысячу. Это за пять лет выступления на самом высоком уровне. Все прекрасно помнят нашу землячку байдарочницу олимпийскую чемпионку ныне киевлянку Осипенко-Радомкую. Она в последнее время. как и многие наши соотечествинники вцыступает за Азербайджан. Так вот у неё зарплата больше трёх тысяч евро. А за третье место на первых европейских играх, что проходили в Баку, платили более ста тцысяч евро. Есть за что бороться…
– А как же приходится выкручиваться?
– Что-то пытается выделить федерация, что-то областной спорткомитет. Но в основном так. Берёшь из своей зарплаты. У меня два месяца отпуска. Получил наперёд отпускные. Так же Ольга делала. Вот так и ездили на престижные для страны соревнования. А что делать?
– Возвращают что-то?
– Да, что-то возвращают. Но деньги – это не забота тренера. Есть специальные клерки. Они и должны заниматься обеспечением поездок спортсменов. Пусть они думают, как отправлять человека на чемпионат мира и другие престижные соревнования.За рубежом спортсменов содержат клубы у которых хозяева богатые меценаты. А кто у нас будет содержать клубы? Наши хотят только урвать себе, а не вложить в спортсменов.
– Всегда сильнейший попадает на чемпионат мира и Европы?
– Да не всегда. Выиграл чемпионат Украины, а денег нет. Едет тот, у кого есть финансы. Раньше за полгода мы уже знали где какие сборы будут проходить. Даже какое будет питание. Спортсмен уже планомерно готовился. У каждого была фирменная лодка, весло… Нужно менять отношение к спорту на уровне государства. А то пришёл один министр, другой… А к спорту отношение всё хуже и хуже.
– Мы часто ездим с вами на соревнованиях и везде слышу – это моя лодка. Это тоже моя. Откуда столько лодок у тренера?
– Я почти сорок лет как тренер. Срок лодки десять лет. Хотя многие потеряли свои качества. Но для новичков они служат ещё десятки лет. Ведь из фирменных лодок на ШВСМ в каноэ одна четверка и одна одиночка. В байдарке тоже мизер. А в других обществах и школах, наверное, вообще остались одни дрова. Поэтому с деревянных лодок, ещё производства советского времени, что-то вырезаем, склеиваем. Ещё сужают.
– Сколько стоит фирменное каноэ?
– Единственное фирменное каноэ одиночка купленное для Алёхиной стоила 2 тысячи евро. А четверка – шесть тысяч евро. И то, это не новые. Они ещё дороже стоят. Ведь мы покупаем подержанные. Например, приезжает спортсмен из Канады или другой страны на чемпионат. Отгонялся, и чтобы не вести её назад продает весла и лодку, конечно? дешевле…
– Сейчас такое время, что везде стараются выдвинуть молодёжь. В гребле не хотят ветеранов-тренеров подвинуть?
– Намекают, что пора молодёжь продвигать. А пойдет ли молодёжь на голую зарплату. Ведь прежде, чем взять тренера на работу? ему нужно обеспечить рабочее место. А это для каждого занимающегося ученика нужна лодка, каждому весло. А тренеру тоже лодка, весло, мотор, бензин… Он же не имеет права выпускать гребцов одних на воду. Проблем очень много. Мы привыкли, как-то выкручиваемся за счет своей материальной базы и выживаем за счет богатого жизненного опыта.
– Не надоело мыкаться за всё это время, не хотелось бросить и заняться, например, бизнесом?
– Пытался, когда после развала Советского Союза, зарплату не платили. Занимался и даже ларьки открывал. Но это не моё. Все равно назад в греблю тянет. Ведь столько в неё вложено сил, средств и времени. Это моя стихия, это моя жизнь.
– Какой у Сергея Глущенко характер?
- Трудный. Правда зависит от обстоятельств. Могу быть добрым. Вообще рано стал сомостоятельным. Помню, первый раз вызвали в сборную Советского Союза на сборы. Ещё был юношей. Нужно было добираться в Сухуми. Один с пересадками добрался до Симферополя. Затем самолетом летел. Добрался, не пропал. Так и всё время надеюсь на себя.
– А каких хочешь видеть своих учеников?
- Бойцов. Чтобы боролись до конца. Такими как Ольга Алёхина, как Алексей Колядич. Раз пробились на чемпионаты мира и Европы, значит бойцы. Они выживут в наше время. Значит не пропал мой труд зря.
Александр Крупица
Фото автора

 


В первом туре группового этапа розыгрыша Кубка областной федерации фут

 
Главная По видам спорта Гребля На байдарках и каноэ Профессия - тренер по гребле